Адвокат Антон Колосов рассказал, почему он против «ловкачей-охранников»

Красноярец погиб в боях за Донбасс — мать парня собирает деньги на рынке, чтобы доставить тело домой, и считает сына героем.

27-летний парень уехал воевать в Донбасс на стороне ДНР к Мотороле после неудачных попыток найти хорошую работу в Красноярске. Мать считает сына героем и собирает деньги на рынке, чтобы доставить гроб с сыном домой. Автор нашел живых добровольцев, воюющих на Украине, и выяснил, как они попали в кровавый ад и получают ли они деньги.

Чтобы доставить в Назарово тело 27-летнего Олега, семье Котовых потребовалось 100 тыс. руб. Несколько дней родные занимали деньги по знакомым, обивали пороги военкомата, а мать парня просила денег у случайных прохожих на местном рынке — смерть настигла парня за 3600 км от дома. Тело парня семья рассчитывала получить в четверг, но из-за нелетной погоды рейс отменили.

Похоронкой для семьи стал статус парня в сети «ВКонтакте». Зайдя к нему на страницу, сестра прочла короткое и безличное: «16.01.15 героически погиб в захвате донецкий аэропорт». «Сначала подумали, что это какая-то глупая шутка, мошенничество. Бросились звонить по его украинскому номеру, ответили друзья: «Погиб, шла зачистка», — вспоминает сестра Олега Светлана Демченко.

Сейчас знакомство со страницей Котова вызывает желание на какое-то время вообще отключить интернет — сторонники и противники идеи Новороссии превратили аккаунт покойника в место бурного выяснения отношений, в перепалках звучит брань. Соратники по ДНР обещают мстить, противники военных действий (в основном с анонимными страницами или из Украины) намекают на наемничество и задаются вопросом «что он там делал?». Как удалось выяснить автору, в армии ДНР парень воевал в отряде «Спарта», возглавляемом человеком с позывным «Моторола».

Последний получил известность в российских СМИ, женившись перед телекамерами прямо в боевой амуниции на местной ополченке. С тех пор мужчина охотно раздает интервью, водит журналистов по боевым позициям, а сами бойцы снимают все боевые действия на камеру.

На одном из роликов крепкие мужчины скрещивают автоматы, как мушкетеры Дюма, а потом с криком «К бою!» начинают стрельбу из каких-то развалин. На фотографиях члены отряда демонстрируют простреленный украинский флаг, устраивают коллективные фото, называют себя в комментариях «Семьей», а противников — «киборгами», некоторые картинки сопровождает музыка в забойных ритмах панк-рока.

Из всех «спартанцев», с которыми удалось связаться автору, об Олеге Котове согласился поговорить только новосибирец Дмитрий. «Голд человек опытный был. Я у него многому научился. К Мотороле непросто очень попасть. Простых людей, которые ничего не умеют, он не возьмет. Отряд всегда на самых передовых позициях», — заявляет мужчина, предложив обращаться к нему по позывному — «Фрол».

Мать парня, оказавшегося в гуще силового противостояния, говорит о сыне как о человеке «с хрупкой ранимой душой маленького котенка». До Донбасса даже намека на военные склонности его жизнь не содержала. В армии он не служил из-за плоскостопия, в последнее время жил в Красноярске, где сменил массу не самых престижных профессий: от кладовщика склада колбасы и слесаря до вахтовика. «Платили немного, хватало за аренду заплатить, да и так на житье чуть оставалось. Думаю, был непостоянным человеком: то коллектив не нравился, то работа не интересна. Он словно искал свое предназначение», — говорит друг Олега Данил Костюченков.

В начале осени Котов признался матери по телефону: на работе не заплатили денег, и он уезжает на «вахту за Абакан», некоторое время не выйдет на связь. В итоге правду ей сказали друзья.

Первой мыслью женщины было: «Намыкался с работой, здесь не заработал, поехал по контракту», — но сын в нечастых разговорах это постоянно отрицал. «Мама, у меня неделю руки не мыты, я днями из окопов не вылажу, но это не главное, здесь ужас что делается», — говорил он ей. Сейчас поступок сына женщина объясняет возвышенными мотивами и по памяти цитирует один из разговоров:

— Олег, вы как марионетки — правительства между собой не ладят, а вас посылают на бойню. Почему украинцы сюда едут, не хотят защищать свою землю?

— Мама, ты ничего не понимаешь. Здесь старики, дети. Я не хочу, чтобы война к нам пришла.

Лишь единственный раз во время беседы с автором у женщины прорывается: все могло сложиться иначе, если бы не «ситуация в России». В ней парень не смог найти себя, очень не хотел ехать в Назарово, где сложно найти работу, а в ДНР он обрел смысл жизни «и страдал бы, если вернулся», «там ребята жизни отдают».

Как Котов перешел границу и попал в отряд Моторолы, толком никто из близких не знает. Данил Костюченков говорит о каких-то знакомых, поделившихся с Котовым телефоном проводников из Ростова. Судя по группам «ВКонтакте», на сегодняшний день отправка добровольцев — давно отлаженная технология. Один из администраторов группы «Сводки от Новороссии» еще в начале осени, например, предлагал связываться с ним по прибытии в Ростов, обещая дать проводников в Донецкую область. В группе «Народное ополчение Донбасса» уже воюющие признавались, что при переходе границы российские пограничники «вопросов не задают». Желающие же попасть в добровольцы активно интересовались вопросом, не будет ли проблем на границе, если есть долги по кредитам.

Официальная статистика умалчивает о том, сколько красноярцев отправились воевать на Украину — первые лица страны неоднократно заявляли, что Вооруженные силы РФ в конфликте не участвуют. По подсчетам украинского сайта «Миротворец» и ресурса под названием lostivan, в разное время на территории юго-востока воевало около двух десятков красноярцев.

Каждое имя там сопровождается ссылкой на аккаунт в соцсетях. Подавляющее большинство — молодые люди 20–27 лет, но есть и мужчины за 40. Страницы добровольцев пестрят красно-синими флагами непризнанной Новороссии, мужчины позируют, обвешавшись пулеметными лентами и оружием, на других фото — степные виды с развалинами домов, искореженной в огне техникой.

57-летний педагог зеленогорского спортивного центра «Витязь» Владимир Нижник смеется над тем, что украинские сайты именуют его террористом и наемником.

В начале августа вместе с гуманитарной помощью из России он попал на юго-восток Украины и провоевал там 4 месяца в отряде командира, известного как Бабай. Себя мужчина называет атаманом Зеленогорской станицы: «Решил ехать, глядя на все, что там происходит. Сын учится на офицера, нужно быть примером для него. Когда мы входили на зачистку в деревню Ольховка, люди молились на нас, они встречали нас на коленях».

Казак не скрывает, что именно добровольцы из России составляют костяк армии Новороссии, поскольку «мы — более опытные». По словам мужчины, за 4 месяца службы он получил 500 долл. в качестве компенсации расходов на дорогу. Сейчас мужчина поправляет здоровье в Зеленогорске и готовится к новой поездке.

Все добровольцы, с которыми удалось пообщаться автору, на вопрос о мотивах поездки рассуждали о «славянском единстве, помощи русским и долге». 26-летний резчик стекол Вадим Иконников оставил жену с 2 детьми и поехал воевать в Донбасс, увидев по российскому ТВ, как армия Украины якобы обстреляла школу. «Приехал в Ростов. Там агитаторов как грязи. Списался с ополченцем. Было страшно попасть не в ополчение, а на ту сторону, но решился. Сказали ехать в российский Донецк. Оттуда автобусом через границу. Учения», — говорит парень. Денег, по словам парня, он не получил — их ему выслала мать, сделав перевод на карточку ростовского полицейского. Сейчас молодой человек находится в Красноярске. В ближайшее время Иконников готовится вновь отправиться в Донбасс, собирает гуманитарную помощь и ищет тех, кто предоставит грузовик для ее доставки на Украину. Другой ополченец — руководитель красноярской кабельной телекомпании — заявил автору, «что денег нет, хотя они и нужны». Его страница «ВКонтакте» исписана просьбами помочь ополченцам деньгами.

Доводы о бесплатной службе граждан России в армии Новороссии опровергает глава свердловских ветеранов Владимир Ефимов, сам отправлявший добровольцев на украинский юго-восток. В беседе с журналистами портала Е1 он заявил в конце декабря: рядовой состав получает 60–90 тыс. руб., старший — от 120 тыс. руб. в месяц. Сослуживец погибшего красноярца Дмитрий «Фрол» утверждает, что в их отряде зарплат не было, но признает — в другом отряде Новороссии «Оплот» деньги платятся, правда суммы ему неизвестны.

Красноярский адвокат Антон Колосов отмечает — привлечение по статье «Наемничество» может грозить любому гражданину России, если выяснится, что за свою деятельность он получает деньги: «Любой материальный интерес, который извлекается из участия в боевых действиях, можно квалифицировать как наемничество.

Поэтому если человек едет воевать, он должен это делать бескорыстно». По словам адвоката, признаки наемничества можно усмотреть даже в получении компенсации после ранений и возмещении затрат на дорогу до места боевых действий.

УК РФ предусматривает за наемничество до 7 лет лишения свободы, но Антон Колосов называет статью «нерабочей» и приводит данные обзоров судебной практики: из почти 3 млн уголовных дел, возбуждаемых в стране в год, по ст. 359 приходится 3–4.

Семья Котовых рассчитывает получить тело родственника в пятницу. Сослуживцы предлагали похоронить его под Донецком, но родственники решили доставить останки в Назарово. Галина Котова признается: из потраченных 100 тыс. бóльшую часть заняли родственники, 20 тыс. пожертвовали красноярцы, а 8 тыс. ей подали на рынке. «Я решила выйти к людям с бедой. Бабушки давали по 2–3 руб., кто-то говорил: зачем он туда поехал», — вспоминает женщина. 21 января администрация Назаровского района пообещала выдать семье 50 тыс.