Управляющий партнер адвокатского бюро «Колосов и партнеры» Антон Колосов высказал свою точку зрения об исходе трудового конфликта преподавателя с ВУЗом ценой в 15 миллионов рублей

Преподаватель СФУ не смог получить с вуза 15 млн, которые значились в договоре, — почему суд встал на сторону университета, где не глядя подписали бумаги

Беспрецедентное по своему составу дело рассмотрел один из красноярских судов в конце декабря — экс-преподаватель СФУ попытался отсудить у вуза 15 млн руб., самовольно вписав сумму в свой трудовой договор. Суд встал на сторону университета, а находчивый истец намерен обжаловать дело и добиваться указанных денег. Почему документ со столь крупной суммой подписали не глядя, есть ли у такого дела шансы на успех и как еще работники «шантажируют» своих работодателей — в материале далее.

декабря Октябрьский районный суд Красноярска отказал в удовлетворении иска преподавателя СФУ к своему работодателю. В 2014 году 34-летний специалист в области ИТ-технологий устраивался преподавать в вуз. При заключении трудового договора он внес в документ маленькую правку — выплатить при увольнении 15 млн руб. в качестве компенсации за упущенную возможность уехать на работу в США. В СФУ документ подписали, и, когда 8-месячный контракт закончился, мужчина потребовал 15 млн. Суд же решил, что такие выплаты не предусмотрены трудовым законодательством: типовой трудовой договор не содержит условия о выплате компенсации при расторжении договора.

Несмотря на решение суда, мужчина уверен в своей правоте, но говорить согласен только на условиях анонимности: «Я, когда вписывал дополнительное условие в договор, полагал, что это прочитают перед подписанием. Если бы возникли какие-то вопросы — то меня, наверное, бы вызвали до подписания, мы бы все обсудили».

На изменение договора его подвигла упущенная выгода — пока он трудился в СФУ за «скромные 15 тыс.», то упустил ряд выгодных предложений из США и Чехии, где предлагали гораздо более существенные заработки. Затребованные 15 млн он считает сопоставимыми с упущенной суммой.

По словам мужчины, договор подписывал один из проректоров вуза. На заседании суда он якобы признался, что поставил свою подпись не только не читая документ, но и не имея на это юридического права. «Непонятно почему договор подписал какой-то проректор, хотя в нем фигурирует фамилия ректора СФУ Ваганова как моего работодателя», — недоумевает мужчина.

В самом СФУ считают, что прав работника не нарушали, и просят полицию проверить, нет ли в действиях экс-преподавателя признаков мошенничества.

Вину за то, что документ был подписан без изучения, руководство СФУ возлагает на самого преподавателя: он не сообщил о самостоятельно внесенных изменениях. «Так как бланки типовых договоров изготавливаются типографским способом, у кадрового работника при визировании данного договора не имелось оснований для его тотальной сверки с типовой формой», — заявляют в пресс-службе. От комментариев по поводу подписавшего договор проректора в вузе отказались.

Адвокат экс-преподавателя Дмитрий Дьяков заявил, что его клиент обязательно обжалует вынесенное решение. По его мнению, если бы дело касалось коммерческой структуры, а не преподавателя СФУ, суд бы потребовал взыскать компенсацию.

«Работник — это всегда слабая сторона в договоре трудовом, в отличие от работодателя, а здесь было сделано все так, что слабой стороной является работодатель, который не понимает, что подписывает. Они даже моему клиенту сказали, не на самом суде, правда, — вы, мол, знали, что мы читать не будем, поэтому изменили договор. Но это, извините, руководство крупнейшего вуза или шарашкина контора?!» — негодует г-н Дьяков.

Председатель Центральной коллегии адвокатов Красноярска Антон Колосов считает, что дело экс-преподавателя заранее обречено на провал. По его словам, трудовое законодательство не содержит нормы, согласно которой по истечении контракта работник мог бы получить денежную сумму в размере, близком к 15 млн руб. В соответствии с договором работодатель в первую очередь обязуется предоставить работнику работу, а все условия документа подробным образом перечислены в ст. 57 ТК РФ.

Обзвонив суды Красноярска, мы выяснили: судятся с работодателями красноярцы довольно часто, но подавляющее большинство трудовых споров связано с зарплатами и увольнениями. На них приходится до 90 % судебных процессов.

По словам пресс-секретаря управления судебного департамента в Красноярском крае Андрея Машковича, с января по июль 2015 года в крае рассмотрено 6971 судебное дело, касающееся оплаты труда, и 898 других дел, возникающих из трудовых правоотношений. Более конкретной статистики, по его словам, судебные структуры не ведут.

Директор «Агентства кадровых решений» Ольга Лазарева говорит, что работники, которых «хлебом не корми, дай посудиться по любому поводу», конечно же, есть — но чаще всего своей скандальной деятельностью они ставят себя в такие рамки, что на следующее место работы их либо берут с трудом, либо вообще отказывают. «Я не беру в расчет случаи, когда люди судятся по вполне справедливым поводам вроде невыплаты зарплаты или незаконного увольнения», — уточняет она.

На условиях анонимности директор одного из красноярских ресторанов рассказала нам о том, как в прошлом году стала жертвой судебного шантажа со стороны собственного работника. «Приняла мужчину на должность технического директора на зарплату в 45 тыс., — вспоминает она. — Трудовой договор мы с ним не подписали — мы у него взяли заявление на трудоустройство, а договор он подписал со своей стороны и оставил в отделе кадров. Характер работы у него был разъездной, но буквально с первого же дня работник стал регулярно пропадать — то работал, то не работал».

Спустя месяц стало ясно, что работник им не подходит, однако выяснилось, что тот с первого собеседования повсюду носил с собой диктофон. И подал в суд, обвинив компанию в незаконном увольнении и приложив в качестве доказательств записи. «Он считал, что если суд эти записи примет во внимание, то соответственно будет доказано то, что он работал, — рассказывает директор ресторана. — Потребовал зарплату за несколько месяцев, пока он судился, вместо того чтобы работать, причем со всеми премиальными, и восстановить его в должности».

В итоге суд не принял во внимание его записи, на работе мужчину не восстановили, потому что срок давности истек, ну а что касается финансов — большой суммы он не высудил: его рассчитали по минимальной заработной плате за месяц работы. Компания предпочла не вставать в позу, а попросту от него откупиться. «Думаю, так поступает большинство работодателей, которые больше любят заниматься бизнесом, чем разборками с собственными сотрудниками», — уверена предприниматель.